Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS
Выход | Регистрация | Вход | Мой профиль
Пт, 24.11.17, 16:57

   
«Если ты думаешь, что сможешь, то сможешь, если думаешь, что не сможешь, то ты совершенно прав».



Меню сайта




На заметку




New Video

Языки

00:01:13



Trend 2017
Relax Music



Hot Music



Make-up, Fashion






Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Главная » Статьи » ЗДОРОВЬЕ И КРАСОТА » Статьи

Антибиотики история и факты
Антибиотики применялись человеком еще с незапамятных времен. Древние римляне и греки подметили чудесное свойство плесени излечивать боевые раны. Далеким предкам было невдомек, что заживать ранам мешают бактерии, а плесневые грибы вырабатывают специальные вещества, которые подавляют рост этих самых бактерий. Поскольку дальше кустарной военно-полевой хирургии дело не пошло, инфекционные заболевания столетиями терзали людей, являясь одной из основных причин смертности. Даже когда в XIX веке человечество узнало о существовании бесчисленного множества микроорганизмов вокруг себя, еще около 100 лет не было придумано эффективных средств для борьбы с болезнетворными представителями этой микробратии.
Все изменилось в XX столетии. В 1928 году английским химиком А.Флемингом был открыт пенициллин, а в промышленных масштабах он начал производится в 40-х годах. В те же 40-е в медицину пришел еще один антибиотик – стрептомицин, а десятью годами раньше – сульфаниламиды (наиболее знаменитый их представитель – «Бисептол»). В медицине совершилась революция! Эффективность этих препаратов была колоссальной – от небольших их доз стали излечиваться даже самые сложные случаи смертельных инфекций. Казалось, вот она – панацея! Разумеется, Флемингу присудили Нобелевскую премию, на вручении которой с восторгом говорили, что «он сделал для победы над фашизмом больше чем 25 дивизий» Почему же мы до сих пор не победили все инфекции на свете?
Несмотря на то, что выражение «антибиотик» зачастую применяется в отношении всех препаратов с противомикробным действием, истинными антибиотиками называются вещества, образуемые микроорганизмами (теми же плесневелыми грибами) для борьбы с бактериями. Как всегда, источник великих открытий человека находится в природе: в данном случае – в извечном противостоянии между царствами грибов и бактерий.
Дело в том, что, будучи эффективным средством борьбы с бактериями, антибиотики не оказывают никакого влияния на вирусы. А ведь именно вирусы являются возбудителями наиболее распространенных заболеваний вроде гриппа и ОРВИ. Посему логическая цепочка «ребенок – простуда – антибиотик» неправильна в принципе. На эти грабли человечество уже наступило лет этак лет 60 назад, когда врачи с энтузиазмом начали применять эти препараты при малейших признаках любой инфекции. Не тут-то было! Бактерии оказались упорными и изобретательными соседями. Очень скоро появились их разновидности, которые перестали гибнуть т вчера еще эффективных антибиотиков. Это привело к созданию новых противомикробных препаратов, а в результате – к еще более устойчивым штаммам бактерий. К слову, такая «гонка на выживание» продолжается, и по сей день, и микромир неизменно побеждает нас, больших и умных. Применять антибиотик часто и бесконтрольно – значит, повторять то же самое, только в масштабе организма своего ребенка, обрекая его на прием все более «сильных» препаратов каждый следующий раз. И вот тут как раз и нужно вспомнить о том, что нет более аллергенных медикаментов, чем антибиотики, а также о том, что, уничтожая «вредные» бактерии они не щадят и наших «полезных» симбионтов, безжалостно провоцирую развитие дисбактериоза. Добавьте к этому многочисленные возможные побочные эффекты антибактериальной терапии, самые «безобидные» из которых – тошнота, рвота и головокружение. Веселая картинка получается, не правда ли? Посему антибиотики, как и любые лекарства, надо применять правильно.
Вопросы вроде: «Когда применять антибиотик?», «Какой именно?», «В какой дозе?» и «Как долго», - находятся в исключительной компетенции доктора. Каждый антибиотик имеет свой спектр действия, т.е активен только в определенных чувствительных к нему микроорганизмов. Лишь врач может определить, какой антибиотик необходим при той или иной инфекции, и нужен ли он вообще.




Что же необходимо знать, если вы собираетесь применять антибиотики:


  • Антибиотики эффективны только при бактериальных инфекционных заболеваниях, то есть при заболеваниях, возбудителями которых являются бактерии

Большинство населения Эстонии имеет в своих домашних аптечках антибиотики и применяет их самостоятельно при простудных заболеваниях, повышении температуры, расстройстве кишечника, что не только совершенно бессмысленно и бесполезно, но и вредно.

Антибиотики бесполезно применять при:

  • ОРВИ, гриппе — эти состояния вызываются вирусами, на которые антибиотики не оказывают никакого действия;
  • повышенной температуре — антибиотики не являются жаропонижающими и обезболивающими препаратами;
  • воспалительных процессах — антибиотики не обладают противовоспалительным действием;
  • кашле — существует множество причин кашля: вирусные инфекции, аллергия, бронхиальная астма, повышенная чувствительность бронхов к раздражителям внешней среды и многие другие, и лишь малая доля кашля связана с микроорганизмами;
  • Расстройстве кишечника — совершенно не обязательно, что данное состояние является признаком кишечной инфекции. Нарушение стула могут вызывать многие причины, начиная от простой непереносимости какого-либо продукта и заканчивая пищевой токсикоинфекцией, когда в организм попадает не возбудитель, а вырабатываемый им токсин. Кроме этого, необходимо отметить, что большинство кишечных инфекций вызываются вирусами, но даже если возбудитель — бактерии, то применение антибиотиков нередко увеличивает продолжительность заболевания.

  • Применять антибиотики нужно по строгим показаниям и только тогда, когда врач установит диагноз инфекционного заболевания



Мудрый царь Соломон, имя которого переводится как «истина», божественное знание, говорил, что три вещи неподвластны его разуму: путь орла в небе, змеи на камне и мужчины к сердцу женщины. Также трудно бывает проследить и путь научной истины и знания. Недаром на Западе открытия называют «серендипом» - в честь некой принцессы Серендипы, которая обладала удивительной способностью прозревать скрытые мотивы и поступки, но не могла дать им логического объяснения. История антибиотиков, особенно пенициллина, полна подобных серендипов.

Кто бы мог подумать, что талантливый еврейский мальчик-музыкант, отец которого был выходцем из России, а мать немкой, в конечном итоге бросит стезю профессионального пианиста и найдет совершенно иной путь к всемирной славе. Речь идет об Эрнесте Каине, которого мы знаем под его англицированным именем Чейн. Трудно сказать, правы ли те, кто видит судьбу человека в его имени, но в данном случае имя Эрнест, которое переводится как «искренний, правдивый», полностью соответствовало характеру и моральным достоинствам его носителя.

Отец Эрнеста был талантливым химиком, организовавшим в Берлине собственное производство. И хотя сын окончил гимназию и университет, родители видели его за роялем. Он стал талантливым концертирующим пианистом, а также музыкальным критиком берлинской газеты, однако любовь к науке пересилила. В промежутках между концертами и репетициями молодой человек пропадал в лаборатории химической патологии известнейшей берлинской клиники «Шарите» - «Милосердие».

В апреле 1933 г. Э. Чейн был вынужден покинуть Германию, чтобы больше никогда не возвращаться на родину. Его друг, знаменитый английский биолог Дж. Холдейн, устроил его в Кембридж, где в ходе своей работы над диссертацией Э. Чейн доказал, что нейротоксин змеиного яда является пищеварительным ферментом. Работа сделала ему имя, поэтому в 1935 г. он был приглашен профессором патологии Г. Флори в Оксфорд, чтобы развернуть работу по лизоциму - антибактериальному ферменту. Так впервые в 1921 г. возникает имя А. Флеминга, открывшего лизицим - «лизирующий энзим». Естественно, что уже Э. Чейн предлагает Г. Флори сконцентрироваться на более обещающем пенициллине, открытом тем же А. Флемингом семью годами позже.

Сам А. Флеминг был скептически настроен к своему детищу, заявив, что «этим не стоит заниматься». Не только ему, но и более известному биохимику Дж. Рейстрику не удалось выделить достаточно стабильный «экстракт». «Должно быть, он не очень хороший биохимик», - отозвался об этой неудаче Чейн, когда все же добился успеха. Энтузиазм Э. Чейна заразил Г. Флори, который не мог дождаться проверки действия антибиотика на микробах. Именно Флори достал первые 35 фунтов (!) правительственных фондов для финансирования работы, поддержанной Э. Мелланби из Совета медицинских исследований.

25 мая 1940 г. под грохот бомб, падающих на улицы Лондона, был завершен первый тест антибактериальной «протекции» пенициллина на мышах. Затем наступил биохимический триумф Э. Чейна, показавшего, что пенициллин имеет структуру беталактама. Оставалось только наладить производство нового чудо-лекарства.

Его чудодейственные свойства были доказаны в том же Оксфорде, в одну из клиник которого 15 октября того же года поступил местный полицейский, жаловавшийся на непроходящую «заеду» в углу рта (ранка была инфицирована золотистым стафилококком и нагноилась).

К середине января инфекция захватила лицо мужчины, шею и перекинулась на руку и легкое. И тогда врачи отважились вколоть бедняге неслыханный до сего момента пенициллин. В течение месяца больной чувствовал себя неплохо: но драгоценные кристаллы, полученные из Оксфорда, кончились, и 15 марта 1941 г. бывший полицейский скончался.

Э. Чейн требовал патентирования пенициллина - опыт его отца доказывал необходимость этой юридической операции. Но Г. Флори и Э. Мелланби не послушались его; последний доказал, что на фоне военных усилий союзников неэтично «закрывать» пенициллин патентными рогатками. Г. Флори, в тайне от Э. Чейна, засобирался в Америку в поисках коммерческой помощи в налаживании массового производства продукта.

По другую сторону Атлантики события развивались не менее драматично. Известная фармацевтическая компания «Мерк» из города Рауэй штат Нью-Джерси, спонсировала работы С. Ваксмана из университета Руттерса, который, начиная с 1939 г, вел работы по изучению «антибиозиса» стрептомицетов. Его первая работа была опубликована 24 августа 1940 г. в авторитетнейшем «Ланцете», выходящем в Лондоне.

Поэтому приезд Г. Флори с готовыми наработками был подобен манне небесной. «Американцы украли пенициллин у британцев!» Это верно лишь отчасти, поскольку Англия вследствие военного истощения ресурсов, не смогла бы быстро наладить промышленное производство антибиотиков, с помощью которых лечили и британских солдат. Недаром же на вручении Нобелевской премии по медицине за 1945 г. говорили, что «Флеминг сделал для победы над фашизмом больше, чем 25 дивизий».

Первое применение пенициллина в США было не менее драматичным, чем в Британии, но, однако, с типичным американским «хэппи эндом». Вместе с Г. Флори за океан отправился Н. Хетли, экперт-технолог, который своими глазами видел действие пенициллина в Оксфорде. Весной 1942 г. он уже работал в «Мерке», подсказывая американцам тонкости наработки пенициллина. Технологи «Мерка» ввели к тому времени технологию «глубинных культур» в гигантских ферментах, до чего не додумались в Оксфорде, где работали на поверхностных культурах с их небольшим выходом продукта.

14 февраля 1942 г. на день Св. Валентина внезапно заболела Анна Миллер, молодая 33-летняя жена администратора Йельского университета, мать троих детей. Будучи медсестрой по образованию, она сама лечила четырехлетнего сына от стрептококковой ангины. К празднику мальчик был здоров, но вот у его мамы внезапно случился выкидыш, осложнившийся лихорадкой с высокой температурой. Женщина была доставлена в главный госпиталь Нью-Хейвена в том же штате Нью-Джерси с диагнозом стрептококковый сепсис: в миллилитре ее крови бактериологи насчитали 25 колоний микроба! Но что могли сделать в те дни врачи против грозного сепсиса? Если бы не чудо в лице Дж. Фултона, друга Флори, лежавшего в другой палате, который подхватил какую-то легочную инфекцию, обследуя солдат в Калифорнии. 12 марта лечащий врач рассказал Дж.Фултону о приближающейся кончине Анны, у которой температура 41° держалась уже в течение 11 дней! «А нельзя ли получить лекарство у Флори», - высказал он робкую надежду. Дж. Фултон считал, что он вправе обратиться к другу. В конце концов именно он помогал ему в 1939 г. получить грант фонда Рокфеллера на 5 тысяч долларов. (Деньги отпускались на исследование бактерицидного действия пенициллина).

Дж. Фултон позвонил в «Мерк», разрешение было получено, и первые дозы пенициллина были посланы в госпиталь Нью-Хейвена. Бесценный груз сопровождала полиция. В 3 часа пополудни Анне сделали первый укол, содержащий фантастическую дозу в 850 единиц, затем еще 3,5 тысячи. К 9 часам следующего утра ее температура стала нормальной! В ноябре 1942 г. «Мерк» провела уже массовые испытания пенициллина на людях, когда получателями антибиотика стали полтысячи людей, пострадавших на пожаре в ночном клубе Бостона.

A в мае 1942 г. Анна Миллер, потерявшая в весе 16 кг, но счастливая и здоровая, выписалась из больницы. В августе свою «крестницу» посетил А. Флеминг, совершавший «турне» по Америке. В 1990 г. ее, 82-летнюю, чествовали в Смитсонианском музее естественных наук в Вашингтоне.

Так начиналась эра антибиотиков. В 1943 г. американцы высадились на Сицилии, где местные мафиози «стырили» у них целый автомобильный конвой с драгоценным пенициллином. В фильме «Старое ружье» французский доктор летом 1944 г. говорит, что скоро придут союзники и с помощью чудодейственных инъекций смогут вылечить всех раненых.

В октябре 1952 г. Дж. Коннор, глава Комиссии по научным исследованиям, завершая давний спор, заявил, что «только злонамеренность или непонимание может привести людей к заявлению о том, что Америка «украла пенициллин у Британии». Это был счастливый пример англо-американского научного и технического сотрудничества».

В заключение хотелось бы рассказать о совершенно новой работе канадских и панамских ученых из университета Торонто и Института тропических исследований в г. Бальбоа. Речь идет об открытии антибиотиковой защиты «садов» и грибных делянок от знаменитых муравьев-листорезов. Они делают из пережевываемых кусочков зеленой листвы «пульпу», на которой затем выращиваются грибы-базидиомицеты. Их плодовые тела идут затем в пищу муравьям, ничего другого в качестве еды не употребляющих.

Но у этих муравьиных садов есть грозный враг в лице грибка - аскомицета Эсковопсиса, который при бурном несдерживаемом размножении просто «сжирает» сады и культивируемые в них грибы, обрекая колонию муравьев на голодную смерть. Причем, паразит вносится (естественно его споры) самими же насекомыми на их лапках. Как же муравьи борются с этой напастью?

Долгое время ученые полагали, что беловато-серый «налет» на брюшной поверхности грудных сегментов муравьев представляет собой этакую «пыль», на которую раньше просто не обращали внимания. Однако, канадцы и панамцы, сделавшие открытие, решили более внимательно посмотреть, что же это такое на самом деле. И к своему удивлению обнаружили, что это микроб «стрептомицес», давно используемый промышленностью для получения всем известного стрептомицина - мощного антибиотика, за открытие которого С. Ваксман был удостоен Нобелевской премии в 1952 г.

Таким образом, к двум симбионтам - муравьям и грибкам - прибавился третий, а именно продуцент антибиотика, сдерживающий спорообразование у паразитического грибка и приостанавливающий рост его гиф (нитей). Остается один вопрос: а зачем это нужно фармакологам и фармацевтам?

Грибковые плесени использовались на Дальнем Востоке еще в доисторические времена, а также в древних Элладе и Риме. В конце прошлого века Эрнст Дюшен в Париже в 1897 г. защитил диссертацию о «жизненной конкуренции микроорганизмов», на которую потом ссылался А. Флеминг.

Но у антибиотиков, как это выяснилось, довольно скоро после начала их широкого использования, есть свойство вызывать появление резистентных штаммов, нечувствительных к их действию (вспомните, какие смехотворно малые дозы пенициллина вводили Анне Миллер). Таким образом, используя антибиотики чуть более полувека, медики столкнулись с проблемой гена пенициллиназы, переносимого особой плазмидой устойчивости.

А как же муравьи, которые пользуются «услугами» стрептомицеса более 50 миллионов лет! Теперь нам надо узнать, каковы молекулярные механизмы предупреждения антибиотиковой резистентности у их продуцентов.


По материалам журнала «Нейчур» 1999, N 6729, с.701; 6730, с.747.



Эндрю Четли

 
Десятки тысяч лекарств продаются по всему миру. Большинство из них в лучшем случае неэффективны или являются пустой тратой денег; некоторые просто небезопасны. В книге Э. Четли «Проблемные лекарства» они названы. Здесь также дается оценка последствий часто ненадлежащего или ненужного использования лекарств для общественного здоровья. В анализе, проводимом на основе тщательно подобранных документальных доказательств и современных данных, с учетом опыта работников здравоохранения по всему миру, Эндрю Четли охватывает широкий спектр лекарств, включая антибиотики, средства от поноса, анальгетики, лекарства от кашля и простуды, контрацептивные средства, лекарства при беременности, заместительную гормональную терапию, психотропные препараты, стимуляторы роста и препараты витаминов.
«Проблемные лекарства - насущно необходимый источник информации как для неспециалистов, так и для медицинских работников" которые стремятся «не навредить». Книга, в которой звучат предупредительные сигналы о некоторых из самых распространённых и неправильно используемых лекарствах, внесет вклад в улучшение здоровья и спасет жизни»


Эндрю Четли.
 Проблемные лекарства




Изобретение антибиотиков

Материал из Википедии — свободной энциклопедии


  • 1896 год — Б. Гозио из жидкости, содержащей культуру грибка из рода Penicillium (Penicillium brevicompactum), выделил кристаллическое соединение — микофеноловую кислоту, подавляющую рост бактерий сибирской язвы.
  • 1899 год — Р. Эммерих и О. Лоу сообщили об антибиотическом соединении, образуемом бактериями Pseudomonas pyocyanea, и назвали его пиоцианазой; препарат использовался как местный антисептик.
  • 1929 год — А. Флеминг открыл пенициллин, однако ему не удалось выделить достаточно стабильный экстракт.
  • 1935 год — Домагк, Герхард опубликовал статью о терапевтическом действии пронтозила в Deutsche Medizinische Wochenschrift.
  • 1937 год — М. Вельш описал первый антибиотик стрептомицетного происхождения — актиномицетин.
  • 1939 год — Домагк, Герхард получил Нобелевскую премию по физиологии и медицине за «за открытие антибактериального эффекта пронтозила».
  • 1939 год — Н. А. Красильников и А. И. Кореняко получили мицетин; Р. Дюбо — тиротрицин.
  • 1939 год — начало производства стрептоцида на химико-фармацевтическом заводе «АКРИХИН».
  • 1940 год — Э. Чейн выделил пенициллин в кристаллическом виде.
  • 1942 год — Зельман Ваксман впервые ввел термин «антибиотик».



Временная шкала выпуска антибиотиков

Категория: Статьи | Добавил: mkclub (21.02.13)
Просмотров: 3088 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]





Если мы хотим изменить свой образ жизни, нам нужно категорически изменить свои мысли, которые формируют наши убеждения. Убеждения - вот, что направляет наше подсознание.

Случайная статья
Поиск

Mach's mit

Kas sina teed oma südamele liiga?








Copyright SUWICLUB © 2017 All rights reserved
Design by Svetlana P.-admin